Петрарка Франческо
Избранные сонеты

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 9.53*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Весною дней, в обманчивом Апреле..."
    "Мне сразу отомстить за прегрешенья..."
    "Я сбит с дороги страстью безрассудной..."
    "В тени холмов, где некогда в земной..."
    "Промчится, мыслью быстрою гоним..."
    "В душе моей, как в хижине царица..."
    "Один, в раздумье, средь пустых полей..."
    "Благословенны месяц, день и год..."
    "Прошли Любовь и Счастье предо мной..."
    "Нет, не любовь!.. Но что тогда со мною?.."
    "О, путь блужданий! Мыслей бег туманный!.."
    "Любовь сказала мне мечтою сладкой..."
    Перевод Г. А. Блоха (1927)


Избранные переводы сонетов Ф. Петрарки

  

Григорий Блох
1867, Могилев - 1927, Ницца

   Сын ординатора могилевской тюремной больницы. Окончил гимназию в Вильно. Тогда же начал писать стихи. Окончил Юридический факультет Петербургского университета и одновременно Петербургскую консерваторию по классу виолончели. Печатался как поэт и как музыкальный критик в "Вестнике Европы" и "Новостях" (в последнем журнале фактически был редактором). В начале 1900-х годов отошел от литературы, стал крупным предпринимателем-промышленником. В годы Первой мировой войны занимался реорганизацией Черноморского флота. Вернулся к поэзии, причем весьма серьезно, в 1918 году, будучи в эмиграции; двумя годами позже в Выборге, под псевдонимом "Г. Тюрсев", выпустил сборник "Стихотворения". В последующие годы много писал, печатал оригинальные стихи и поэтические переводы сонетов Петрарки и Шекспира, вошедшие позднее в его единственную посмертную книгу ("Стихотворения". Париж, 1928).

Евгений Витковский - "Век перевода"

  
               * * *
  
   Весною дней, в обманчивом Апреле,
   Я выплакал в стихах свою беду -
   Ошибки юной первый шаг к стыду...
   Я был другим, чем стал теперь на деле!
  
   Душой сгорал я в сладостном бреду,
   Стремясь в пустых надеждах к лживой цели...
   О, если в жизни вы любить умели, -
   Я состраданья, не прощенья жду!
  
   Я притчей для народа был родного,
   И этой мыслью часто я и снова,
   Как в первый раз, бываю потрясен!
  
   Мечты мне стыд и угрызенья дали
   И в сердце высекли резцом из стали:
   Что мило на земле - лишь краткий сон!
  
  
               * * *
  
   Мне сразу отомстить за прегрешенья
   Любовь с улыбкою решила вдруг
   И тайно приготовила свой лук,
   Как злой стрелок настороже мгновенья.
  
   Ни сердце, ни глаза не знали мук
   И прежде не страшились нападенья,
   Но от стрелы я не нашел спасенья
   И пал впервые жертвой метких рук.
  
   Смущенный неожиданным ударом,
   Я не успел ответить с равным жаром,
   Не мог с оружьем равным выйти в бой
  
   Иль в край хитро уйти суровый, дальный,
   Где я бы избежал судьбы печальной,
   Насильно ныне овладевшей мной.
  
  
               * * *
  
   Я сбит с дороги страстью безрассудной
   В стремленьи к ней - но от любовных пут
   Ее свободно крылья в даль несут,
   А я бегу так медленно и трудно!
  
   Желанью мирный дать хочу приют,
   Но сердце для рассудка непробудно...
   И нет руля, нет паруса для судна:
   Любви упрямой путь тяжел и крут.
  
   На поводу у страсти слабнут силы,
   Подвластен ей, я вижу, как с собой
   Она влечет меня на край могилы
  
   И к Лавру, где смущенною душой
   Я плод бы мог сорвать, на вид прекрасный,
   Но, как отрава, - едкий и опасный!
  
  
               * * *
  
   В тени холмов, где некогда в земной
   Прекрасный образ душу ты одела,
   О ком, прервав покой тревожный тела,
   Пославший нас тоскует в тьме ночной,
  
   Летали мы в свободе мирной смело
   Всем смертным сладкой жизненной стезей,
   Не мысля для себя судьбы иной
   И нового жестокого удела.
  
   Несчастны мы. Но все ж, хотя для нас
   Привольной прежней жизни свет погас,
   Теперь и смерть отрадной мыслью краше:
  
   Свершилась месть над тем, кто нас сгубил,
   И под ярмом иных могучих сил
   Он связан цепью горшею, чем наша!
  
  
               * * *
  
   Промчится, мыслью быстрою гоним,
   Твой нежный лик, любимый и желанный...
   О, краткий отдых в муке неустанной!..
   Но ты со мной - и я неуязвим!
  
   У врат души твой образ, страстно жданный,
   Предстал, и вновь страданием былым
   Дрожит Любовь пред голосом твоим,
   Пред нежным взором - крест судьбой мне данный!
  
   Как госпожа в свой дом, приходишь ты,
   И в скорбном сердце светом красоты
   Твой ясный взор сменяет ужас ночи,
  
   Душа потрясена, и слепнет глаз...
   Вздыхаю я: "Благословен тот час,
   Когда мне путь открыли эти очи!"
  
  
               * * *
  
   В душе моей, как в хижине царица,
   Светилась ты живою красотой;
   Но ты ушла в блаженный край иной,
   И умер я, и надо мной гробница.
  
   Исчезло счастье из души больной,
   Любви погасла светлая денница...
   От жалости гранит бы мог сломиться!
   Но кто расскажет о тоске глухой?
  
   Рыданья сердце недоступны слуху...
   Оно рыдает... В тяжкой скорби духу
   Возможно лишь стонать средь горькой тьмы!
  
   Во-истину, мы прах, мелькнувший тенью,
   Во-истину, слепые волей - мы,
   Во-истину, надежда - заблужденье!
  
  
               * * *
  
   Один, в раздумье, средь пустых полей
   Я тихими, усталыми шагами
   Бреду, и цель одна перед глазами -
   Подальше бы уйти мне от людей...
  
   Как за щитом, я скроюсь за лесами
   От любопытных взоров и речей:
   Они в порывах горести моей
   Прочтут с усмешкой страсти грозной пламя!..
  
   Леса, холмы, овраги, ручейки!
   Обнажены вам сердца тайники,
   Покрытые для мира пеленою!
  
   Взгляните, - в глушь, сюда, пришла ко мне
   Любовь, и даже в этой тишине
   Мы спор ведем, я с ней, она - со мною!
  
  
               * * *
  
   Благословенны месяц, день и год,
   И час, и миг, и уголок прекрасный,
   Где взор ее, ласкающий и властный,
   Меня связал - и душу ныне жжет!
  
   Благословен порыв нежданный, страстный,
   Тех первых сладких, радостных забот,
   Когда любовь открыла в сердце ход
   Своей стреле для муки ежечасной!
  
   Благословенны вы, дары судьбы, -
   И к имени заветному мольбы,
   И слезы, и томленье, и желанье,
  
   И новой вольной песни трепетанье,
   И помыслы о ней, о ней одной, -
   Единый путь, открытый предо мной!
  
  
               * * *
  
   Прошли Любовь и Счастье предо мной,
   И тщетно я гоню воспоминанья...
   Блажен, кто, перейдя поток страданья,
   Вступил на берег твердою ногой!
  
   Любовь у сердца отняла покой,
   От счастья в дар я взял лишь ожиданья
   И нынче, как беглец в краю изгнанья,
   Живу в борьбе с другими и собой.
  
   Возврата нет моим надеждам милым,
   Алмаз мечты - дешевое стекло,
   Покрыто небо пологом унылым,
  
   За мною полпути давно легло...
   Вспорхнув, порывы, мысли вьются мимо,
   И жизнь из рук скользит неудержимо!
  
  
               * * *
  
   Нет, не любовь!.. Но что тогда со мною?
   Любовь?.. Мой Бог! Но что тогда она?
   Не благо, нет! Я муки пью до дна!
   Не зло: я счастлив сладкой мукой злою!
  
   Я сам хотел? И плачу над собою?
   А не хотел - тоска моя смешна!..
   О жизнь и смерть, о яд и чары сна, -
   Вы взяли верх над спорящей душою!
  
   Не спорил я? - Так жалобы к чему?..
   И без руля, в ладье, средь ветров встречных
   Я по морю ношусь в сомненьях вечных,
  
   В ошибок бурю, в легковерья тьму!
   Слепою волей надвое расколот,
   Я в зной дрожу, пылаю в зимний холод!..
  
  
               * * *
  
   Какой нетленной мысли образец
   Природа обрела в краях небесных,
   Когда нездешний мир в чертах прелестных
   Явил ее божественный резец?
  
   Дриады, нимфы! Золотой венец
   Видали ль вы таких волос чудесных?
   Кто сердцем чище в узах жизни тесных?
   Но это все - мне гибель и конец!
  
   Восторг небесных чар постигнет тот,
   Кто взор ее увидит и поймет
   Пленительный и сладко-безмятежный, -
  
   Лишь он поймет и рай любви, и ад,
   Когда в нем струны сердца зазвучат
   От нежной речи и улыбки нежной!
  
  
               * * *
  
   О, путь блужданий! Мыслей бег туманный!
   О, память цепкая! О, грозный пыл!
   Желанье властное! Душа без сил!
   Глаза - о, слез источник постоянный!
  
   Венец лавровый - ты, славой мил
   И мирной Музе и Беллоне бранной!..
   О, жизни бремя! Бред благоуханный!
   Я с вами горы, долы исходил!..
  
   О, чудный лик! Любовью прихотливой
   Тебе дано и влечь, и гнать меня,
   И пред тобой бессилен дух строптивый!
  
   О, души - где вы? - полные огня!
   О, тени бледные! О, прах ничтожный!
   Пред вами ужас муки безнадежной.
  
  
               * * *
  
   Земля и небо смолкли, ветер стих,
   В лесу заснули крепко звери, птицы,
   Струится ночь вкруг звездной колесницы,
   Вдали не слышно плеска волн морских.
  
   В душе - сомненья, пыл, тоска, зарницы
   Мученья сладкого в тенях ночных!..
   Война - удел смятенных чувств моих!
   Лишь мысль о ней, как мирный луч, ложится...
  
   Один источник светлый и живой
   Поит так горько, сладко разум мой,
   Одна рука меня живит и ранит,
  
   И бесконечной пыткой дух объят,
   Стократ я гибну в день, живу стократ...
   Томлюсь... и жду... Нескоро свет проглянет...
  
  
               * * *
  
   Любовь сказала мне мечтою сладкой,
   Давнишней вестницей меж мной и ней,
   Что для надежды пламенной моей
   Открыться должен путь к блаженству краткий.
  
   То ложь, то правду чую я живей
   В ее речи, пленяющей и гладкой...
   Не знаю, верить ли душою шаткой?
   Ни да, ни нет не прозвучат сильней!
  
   Бегут года. И зеркало бесстрастно
   Мне говорит, что близки времена,
   Когда мечтать мне о любви напрасно...
  
   Но будь, что будет! Старость суждена
   Нам всем. Мое желанье не устало, -
   Лишь страшно мне, что жить осталось мало!
  
  
  
  

Оценка: 9.53*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru